Верхний пост (со всеми полагающимися реверансами)

Добрый день! Меня зовут Юля и я художник, иллюстратор а также личность...

(Аплодируют, аплодируют, закончили аплодировать, художник смущается, но принимает комплименты как должное).



Этот блог для творчества, мира и добра, а также для пиара моей художественной деятельности и продажи ее продуктов - ШЕДЕВРОВ!

Я свято верю в собственную гениальность (как собственно и в гениальность каждого человека на земле в отдельно взятом деле) и не пытайтесь меня разубеждать. Но я с удовольствием учусь новому и общаюсь на художественные околохудожественные и совсем не художественные темы.

Для желающих познакомиться со мной почти что лично, инстаграм: https://www.instagram.com/julia_ilyina_art/

Для желающих общаться на вы и сугубо профессионально, портфолио: https://www.behance.net/ArtMasterskaya

Всем остальным лучи добра.

ВНИМАНИЕ!!! ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!! Я человек милый и добрый, но даже хомячок злится, если его дергают за ушки.

Субъективное

В конце октября дом решил отправиться в плаванье. Все лето и половину осени он стоял крепко, держась основанием за асфальт, и его незыблемое положение подтверждалось постоянным шумом дороги с одной стороны и звонкими криками детей с другой. Но это время прошло... Вероятно, если бы соседние дома стояли чуть менее кучно, то они бы все отрастили крылья и срывались бы с места как стая уток-переростков, тяжело и неуклюже отрываясь от земли и становясь грациозными в небе, вытягиваясь в изящный клин. И мне наверное, пришлось бы придумывать крепления для посуды и держать поближе к себе купальник и полотенце, на случай, если дома решат остановиться на ночь для отдыха возле озера или моря. Но алчные застройщики старались впихивать дома поближе, стена к стене, поэтому им ничего не остаётся, как пытаться уплыть. Первые, ещё неуверенные движения этой великой миграции спальных районов можно почувствовать ночью, на грани засыпания, когда кровать, а вместе с ней и вся реальность плавно покачивается и кружится. Всю ночь многоэтажки уверенно гребут к цели. И если проснуться часов в шесть, то можно почувствовать себя если не Колумбом, то Магелланом. За окном плавно покачиваются седые клубы волн Великого Туманного моря. В них просматриваются то далёкие силуэты новых земель, то  безбрежные водные просторы. Ничего не остаётся от привычной реальности. Только тонкие канаты кабелей намекают, что где-то за этой непроглядной пеленой плывут их собратья, движимые той же неконтролируемой жаждой путешествий.  Постепенно осеннее солнце поднимается выше и можно различить золотые отблески листьев и какой-то шум. Ещё 10 минут и очарование рассеется, туман отступит, оставив после себя мокрый асфальт с привычными трещинами с одной стороны и дорогу, все более и более шумную с другой. После этого я обычно вздыхаю, и иду к  компьютеру, начиная долгий и рутинный рабочий день, как обычный скучный взрослый. Надеюсь, завтра мой дом всё-таки пристанет к новому острову...

(no subject)

День восьмой
Краков оглушает. Насмотревшись и наслушавшись бюргерской тишины польских городов, я решила заранее про себя, что и Краков будет таким же .
Но нет, он похож на взорвавшуюся в комнате хлопушку. Ярко, весело, но конфетти вперемешку с салатом. Представьте себе смесь из Хрещатика с Ардреевским, добавьте старой итальянской комедии и присыпьте по вкусу авангардом из Пинчук арт центра. Все это взболтано, но не смешано. Экскурсия на гироскутерах обгоняет католическую монахиню. Под вывеской старинного паба парень в косухе играет рок. На фоне величественных старых стен зазывалы всех национальностей запихивают в руки и карманы приглашения на тайский массаж и в новый ресторан.
Мимо нарядных лошадей, меланхолично жующих свой плюмаж несутся на велосипедах "Убер" доставщики, и, поскольку церковь свидетелей Глово сюда ещё не проникла, то наперерез им мчатся местные товарищи с оранжевыми рюкзаками. Где-то за поворотом зазывают в цирковой шатер, а в каждой арочке притаилась пиццерия или кафе. И между этими точками, словно броуновское частицы, движется и щебечет толпа  всех цветов, размеров и языков. А высоко в небе, даже выше шпиля собора и торчащего над ним строительного крана, (хотелось бы написать гордо реют, плюя на безумие) с дикими криками мечутся голуби и вороны, так и не поделившие небо с дронами и коптерами.
Здесь дистанция между людьми сокращается до расстояния улыбки. Нет, определенно в Кракове никак не получится насладиться одиночеством. А если вы любите жизнь приправленную тонкой ноткой абсурда и ароматом безумия, то этот город для вас.

(no subject)

Зпнаете пословицу, про то что умные учатся на чужих  ошибках, а дураки на своих, потому что им свои лучше запоминаются? Так вот, некоторым (и под некоторыми я имею ввиду себя) даже свои ошибки запоминаются плохо. Потому что ничем иным я не могу объяснить своё желание забраться пешком на смотровую площадку.  Ведь было же, было уже подобное. Но нет. А туда, чтобы вы понимали ведёт узкая винтовая лестница, так что о количестве оставшихся шагов, а также собратьев по непродуманным решением можно догадаться только по натужному сопению. Народ разнообразный: бодрые немецкие бабушки, детишки, которые, дай волю, по этим ступеням не шли бы, а взлетали, надсадно дышащий краснолицый дядечка с пивным пузиком, безуспешно доказывающий себе, что он ещё ого-го. И, конечно же, случилось то, что обычно случается в таких ситуациях: вот мы слышим где-то вверху хлопок заветной двери. Тут же открывается второе дыхание, все рвутся к заветной красоте, а за дверью площадка с ещё одной лестницей, уходящей в бесконечность, и два очень жирных голубя просматривающих на нас с весьма плотоядным интересом. (На фоне играет тревожная музыка и раздается потусторонний смех строителей этого безобразия).
Конечно же, Вроцлав с высоты птичьего полета красив, и в конце концов это того стоит, но лучше выбирайте смотровые площадки с лифтом.
Ещё я была в музее. Но рассказ о том как я бродила из зала в зал восторженно вздыхая не так интересен широкой аудитории.

(no subject)

Как дитя индустриального города, я питаю особую страсть к завораживающим ритмам металлоконструкций и торжественным промышленным силуэтам. Потому мосты Вроцлава запали мне в сердце. Как и трубы старых заводов. Потому что стоит отдалиться от центра города, как фэнтези сменяется стимпанком, где под  толстыми стенами старинных зданий бьются механические сердца, а мимо ползут мощные гусеницы трамваев.  Также, спешу поделиться с вами радостью. Я нашла своё тотемное животное. Знакомьтесь. На суше они удивительно неповоротливы, но стоит им попасть в воду, и куда что девается - перед вами грациозное и изящное создание. (Спойлер: проблема не в них, а в правильной среде). А ещё я видела окапи, тех самых что то ли жирафы, то ли зебры. Мой отравленный Шклярским мозг считает их восхитительными.

(no subject)

Если Люблин с пряничными  аккуратными домиками, вполне земной, то Вроцлав явно родился из фентези. Не из этого, современного, где идеальные люди в красивых нарядах и с самого начала понятно, что все будет хорошо, а из настоящего: где борьба, и подвиги, и страшные сказки у костра. Тут деревья растут до тех пор пока их ветви под собственной тяжестью не пригибаются к земле, закрывая от чужих глаз тайные ходы. Здесь готические соборы  царапают шпилями небо, лишь чуть-чуть задетые временем и торжественно сияют драгоценными витражами. Каждое сокровище тут охраняет свой дракон, и пусть  его невидно, но если замереть на минуту или две, можно ощутить как он ворчит и сонно ворочается. Эльфы во Вроцлаве не всепрощающи и мудры, хотя честное слово, я их видела, а гномы заняты своими делами и не торопятся по первому же слову принести мешочек с золотом.
Тут, конечно, много приезжих, и для них полным-полно сувениров и всяких туристических развлечений.
Но местные жители проросли насквозь этой сладко-пугающей сказкой, и прячут ее от тех, кто не готов верить. Зачем кому-то что-то доказывать? Только все равно носят мотоциклетные шлемы в руках, как шлем от рыцарского доспеха, а тяжёлые подъездные двери, я уверена, если поскрести краску, обнажат дубовую основу, окованную сталью. Трамвайные провода раскинулись в небе как сеть от горгулий, а коты не бродят по улицам, а сытые и толстые сидят каждый на окне у своей ведьмы. Здесь даже уличное искусство похоже на тайные знаки. И хотя это все щедро разбавлено современной архитектурой, светофорами, дорогами, меня все равно не оставляет ощущение, что стоит городу шевельнуться, как все наносное и пришлое с него спадет, обнажая его нездешнюю, волшебную сущность.

(no subject)

День третий
Если в субботу я смотрела Люблин парадный, нарядный то воскресенье было днём Люблина который существует для местных. Даже не знаю, смогла бы я найти такое специально. Началось все с пары которая громко, с бразильскими страстями выясняла отношения под подъездом. Учитывая, что поляки в большинстве своем не склонны к крикам, то выглядело это как постановка любительского театра драмы. Потом я влипла в местную барахолку, как муха в паутину. Мужичок продающий военные фляжки и значки сам сидел в каске, рядом женщина с лотком бижутерии нацепила нитки фальшивого жемчуга, так что они прикрывали ее от второго и третьего подбородка до условной талии. Напротив задумчиво поскрипывал дверцей огромный дубовый шкаф с витиеватой резьбой и, честное слово не спрашивайте, я не знаю как его туда притащили, но вход в Нарнию в нем определенно поместился бы.
Потом я отвлеклась на человека с роялем и наткнулась на пикет. Далее уже на меня наткнулся и наступил пьяный мужичок из тех, кто проводит большую часть времени у пивных ларьков. И когда я решила что этого вполне достаточно - на меня прицельно накакала птица. Надеюсь это к деньгам, а не просто честное мнение обо мне.
Но закончился день все равно восхитительно. Словно я вернулась в старые добрые харьковские времена - меня пригласили на  семейный вечер в лучших традициях семьи Васильевых - вкусная еда, веселые игры и ощущение того, что мне здесь всегда рады. И даже то что я опоздала на автобус и почти потерялась не могло испортить мне настроение.

(no subject)

День второй
Условное "вчера" закончилось в 23:00. А условное сегодня началось в три часа ночи, в промежутке между которыми, я честно пыталась уснуть в автобусе. Иногда мне это даже удавалось. Но мне досталось место сразу за водителем, а это я скажу вам - огромное панорамное окно, а не жалкие боковые окошки, к тому же прикрытые шторками. Так что я в основном наслаждалась видами. На таможню я потратила плюс минус три минуты - быстро и безболезненно, не считая три часа стояния, лежания, хождения и сидения в разных позах. Иногда создавалось ощущение что кроме очереди машин здесь никого нет и при определенной наглости можно просто пройти с одной стороны на другую и никто не попытается остановить. Ну и отдельно порадовало, что у поляков на форме написано "Страж граничный" а не какой-то там таможенник. Кажется я начинаю понимать, откуда черпал свои идеи Сапковский.
Первое впечатление от Люблина - умиротворяющий и дружелюбный. Хотя я думаю, что он не был бы и вполовину так прекрасен без моей подруги, которая показала мне все его лучшие стороны. Огромный парк, старе място, средневековый фестиваль и цветные мюсли шарики из мороженого. (Спасибо Света). А вечером усталые и довольные они возвращались домой. (Спойлер, завтра я все ещё буду в Люблине). И вот вам немного фотографий.